Сара ханым Ашурбейли

(27.01.1906 – 17.07.2001)

 

МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ

 

 

 

 

Просветительская, меценатская и благотворительная деятельность Ашурбековых

Жизнь Баку на рубеже XIX и XX веков представляла собой удивительное зрелище. Нефтяная лихорадка, охватившая город, была вполне сравнима со знаменитой золотой лихорадкой, бушевавшей в Калифорнии или на Клондайке. "Черное золото", бьющее фонтаном из только что пробуренных скважин, казалось на лету превращалось в золото настоящее, в одночасье превращая в миллионеров вчерашних средней руки землевладельцев, мелких купцов, а иной раз и просто авантюристов. Нефть и миллионы… Недаром и первый азербайджанский фильм, снятый еще в 1916 г., так и назывался "В царстве нефти и миллионов".

 

Внезапно свалившееся богатство кружило голову многим. Шальные деньги тратились на дорогие наряды и украшения для жен и любовниц, на грандиозные кутежи и бесконечные поездки в Петербург и Париж, целые состояния проматывались в течение одной ночи за зеленым сукном в казино. Но не все, разбогатевшие на нефтяном буме, тратили свое богатство лишь на удовлетворение собственного тщеславия, сластолюбия и других пороков. В городе, бывшем поистине "городом контрастов", в городе, где бьющая в глаза роскошь одних неразрывно переплеталась с ужасающей нищетой других, всегда было место и для благих дел, для творения блага ближнему, то есть благотворительности.

Имена таких известных своей благотворительной деятельностью промышленников, как Гаджи Зейналабдин Тагиев или Муса Нагиев сегодня на слуху у всех. Гораздо реже вспоминают других, а ведь среди них тоже были замечательные личности. Я хочу рассказать о просветительской, меценатской и благотворительной деятельности представителей известного дворянского рода Ашурбековых, ибо не было ни одной крупной благотворительной акции, ни одного значительного события в общественной жизни города, будь то строительство шолларского водопровода или строительство больницы в селении Сабунчи (больница Совета съезда нефтепромышленников), открытие школ или мечетей, которые обошлись бы без участия преставителей этого рода, или которые не являлись бы их исключительной заслугой.

Ашурбековы являлись одним из 16 семейств потомственных беков бывшего Бакинского ханства. Состояние Ашурбековы составили себе на нефти. Волею судеб, а точнее Надир шаха, подарившего их родоначальнику Ашур хану Афшару, сардару азербайджанскому1, селения Сабунчи и Забрат2, именно на их родовых землях было открыто на рубеже веков одно из самых богатых на Абшероне нефтяных месторождений. Именно нефтяные деньги и стали той основой, на которой базировалась и предпринимательская, и благотворительная, и меценатская деятельность Ашурбековых.

 

Одним из наиболее известных своей общественной и просветительской деятельностью представителей этого рода был Иса бек Ашурбеков. Иса бек родился в 1878 г. в селении Сабунчи. Отец его, Мехти Кули бек, владел несколькими нефтеносными участками, однако сам разработкой не занимался, отдав их в концессию "Т-ву бр. Нобель".

В 1900 семья перебирается в город и поселяется в двухэтажном особняке на углу Персидской и Старо-Почтовой. И здесь Иса бек, детство и юность которого прошли в неторопливом ритме сельской жизни, сразу окунается в бурлящий водоворот событий, которыми жил один из крупнейших городов империи накануне первой русской революции. Воспитание он получил весьма консервативное — отец его был убежденным монархистом и даже представлял бакинскую мусульманскую знать на церемонии коронации Николая II, где преподнес монарху золотой кинжал, за что был пожалован орденом3. Иса бек поначалу тоже придерживался монархистских взглядов. Однако грозовая атмосфера предреволюционных лет, жестокие социальные контрасты общества вкупе с романтичностью натуры и обостренным чувством справедливости приводят его то в леворадикальный "Гуммет", то в патриотический "Дифаи" – Карабахский меджлис единения, то в ряды активных сторонников движения Саттар хана, отряды которого снабжались оружием при его непосредственном личном участии.

С годами увлечение политикой отходит на второй план. Взамен приходит понимание того, что без просвещения родного народа, без подъема его культурного уровня, без постоянной борьбы с темнотой и невежеством ни о каком "светлом будущем" не приходится и мечтать. И этой задаче, делу народного просвещения, Иса бек фактически посвящает всю свою жизнь.

Трудно назвать хоть одно благотворительное общество или общественную организацию, ставившую своей целью просвещение народа, развитие его культуры, помощь неимущим в получении образования или медицинского обслуживания, в котором Иса бек не принимал бы самого деятельного участия. Мусульманское благотворительное общество и Общество помощи бедным учащимся, Комитет по оказанию помощи пленным туркам и нелегальное общество помощи политзаключенным "Красный крест", Мусульманское просветительское об-во "Ниджат" и Общество по распространению грамотности среди мусульман Бакинской губернии "Нешр-Муариф", мусульманское духовное об-во "Саадет" и спортивное об-во "Дружина к спорту", интернациональное об-во "Капля молока" и Об-во "Ромашки", созданные по инициативе известного детского врача доктора Е. Я. Гиндеса…

Пожалуй первой обществено-политической организацией, где он впервые попробовал свои силы, был так называемый "Иттифак", национальная организация левого толка, не имевшая, впрочем самостоятельной, четко оформившейся программы. Возникла она в 1904 г. и имела в своем составе рабочий, панисламистский, театральный и др. отделы. Повидимому, именно тогда зародилось увлечение его театром, которое привело его затем к работе в театральной секции "Ниджата", к участию в постановке оперы "Лейли и Меджнун", а затем и к написанию пьесы "Азербайджан", поставленной в 1918 - 1919 гг.

"Иттифак" просуществовал недолго, через год или полтора он распался. А 22 августа 1906 года был зарегистрирован Устав Мусульманского просветительского общества "Ниджат", созданного по инициативе другого Ашурбекова – Ибрагим Аждар бека. В Уставе говорилось, что Общество имеет целью "распространение просвещения среди мусульман, вспомоществование учащимся-мусульманам в высших, средних и низших учебных заведениях, а также содействие развитию родного языка и родной литературы"4.

С первых же дней существования Общества Иса бек стал одним из его активных членов, а несколько позже вошел в состав Правления и возглавил театральную секцию. Первым председателем Об-ва был Аждар бек Ашурбеков, затем (1907) его сменил Гасан бек Агаев, того, в свою очередь, Муртуза Мухтаров. Но постепенно руководство Об-вом, сначала де-факто, а затем и де-юре переходит к Иса беку. И если еще в конце 1911 года Иса бек подписывается на различных документах как "товарищ (т.е. заместитель) председателя"5 (формально председателем он был избран в 1914 году), то окружающие и пресса уже с 1909 г. называют его не иначе как председателем Об-ва6, что, повидимому, отражает реальное положение дел.

Сфера деятельности Общества была широка и разнообразна. Это и постановка спектаклей силами собственной театральной труппы, и проведение общегородских культурных мероприятий, например проведение совместно с Обществом "Нешр-Муариф" ставших традиционными ежегодных "мусульманских вечеров". Средства, собранные на таких вечерах как в виде пожертвований, так и от продажи цветов, прохладительных напитков, лотерей, шли затем на организацию школ и курсов, приобретение учебников и книг для библиотек, выплату стипендий малоимущим учащимся и т. п. цели.

Подобные вечера проводились и собственными силами. Вот лишь несколько примеров7.

 

 

ПРОГРАММА

 

вечера, устраиваемого в пользу Бакинского Просветительского Мусульманского Об-ва "Ниджат" 11 мая 1907 г.

1. Спектакль на русском языке "Мещане" Горького; играют любители Баиловского Народного дома.

2. Танцы.

3. В продолжение всего вечера беспроигрышная [лотерея] аллегри и буфет без спиртных напитков.

 

Сообщение в газ."Баку" от 3 апр. 1909 г.: "Сегодня в помещении морского собрания состоялось 2 мусульманских спектакля: днем - "Мусибети Фахреддин" Наджаф бека Везирова, вечером - труппы "Ниджат": а) "Тридцатилетняя жизнь игрока" и б) "Я умер", обе последние пьесы переведены с русского учителем А.Касимовым".

 

Из прошения Председателя Об-ва "Ниджат" на имя Бакинского градоначальника о разрешении на постановку спектакля к 100 - летию М.Ф.Ахундова:

"В пятницу 2 декабря 1911 г. в помещении театра Г.З.А.Тагиева будет устроен юбилейный спектакль по случаю 100 - летия со дня рождения первого мусульманского драматурга - бытописателя М.Ф.Ахундова.

 

 

Программа спектакля:

 

 

 

I

а) М.Ф.Ахундов и его произведения.

б) "Мару Хасис" (приключение с купцом скрягой). Комедия М.Ф.Ахундова. Будет дан 2-й акт.

 

 

II
Чествование памяти М.Ф.Ахундова.

 

 

III
"Мирза Фатали Ахундов". Фантазия в одном действии. Соч. А.-б. Ахвердова.

 

В антракте симфонический оркестр будет исполнять восточные мотивы под управлением У.-б. Гаджибекова.

Начало ровно в 18 часов.

Билеты заблаговременно продаются в помещении о-ва "Ниджат", а в день спектакля в кассе театра.

Режиссеры: С.М.Ганиев и А.Ахвердов.

Ответственный распорядитель — председатель акции И.Ашурбеков.

 

В конце 1908 года "Ниджат" открывает вечерние курсы для взрослых, желающих научиться грамоте, своего рода "ликбез". Число слушателей на курсах доходило до 140 чел.8, но из-за финансовых трудностей курсы закрываются за полтора месяца до окончания учебного года. Летом 1909 г. группа слушателей курсов обращается в Городскую Управу.

Из заявления в Городскую Управу группы мусульман: "Мы, нижеподписавшиеся мусульмане гор. Баку, занятые тяжелым дневным трудом, чувствуя большую потребность в знании хотя школьной грамоты, каковая много облегчила бы наш труд, сделала бы его лучшим, более производительным, лучше оплачиваемым, и, главнее всего, выше подняло бы нас духовно – просим Городскую Управу открыть для нас на счет города вечерние курсы грамотности, наподобие тех, какие в истекшем учебном году были открыты Мусульманским Просветительским обществом "Ниджат"… Если город не в состоянии будет открыть и самостоятельно содержать курсы, то просим, по крайней мере, поддержать то Общество, которое уже раз открывало таковые курсы, дабы мы, забитые труженники города, могли научиться хотя подписывать свои фамилии, обозначать простейшие предметы своих занятий, составлять не трудные письма по торговле наших хозяев, вести простое счетоводство и читать с пониманием хотя самое легкое изложение на отечественном [т. е. русском] и родном языках."

Училищная комиссия Управы постановила просить Городскую Думу ассигновать на вечерние курсы для мусульман 1000 руб. ежегодно [что составляло примерно половину требуемой суммы], а до конца текущего 1909 г. выделить 400 руб. из имеющейся экономии. Дума с этим согласилась и приняла соответствующее постановление, но воспротивился Градоначальник. И лишь в январе 1910 г. уже Губернское по городским делам Присутствие определило: "Постановление Бакинской Гор. Думы от 4 ноября 1909 г. о субсидировании вечерних курсов для мусульман при просветительском Об-ве "Ниджат" оставить в своей силе. О чем и дать знать Бакинскому Городскому Голове для надлежащего исполнения."9.

Хотя решение о финансовой поддержке Курсов было принято лишь в начале 1910 г., Курсы возобновили свою деятельность уже в октябре 1909 г.

Из отчетов о вечерних курсах Мусульманского Просветительского общества "Ниджат" за 1909 – 1910 и 1910 – 1911 гг.: Занятия на курсах начались 17 октября [1909 г.] при 240 слушателях и продолжались до конца апреля. Слушатели были распределены по 6 группам, из которых было 4 первых, 1 вторая и 1 третья... Число уроков в неделю: по русскому яз. - 6, по татарскому [азербайджанскому] яз. - 3, по арифметике - 3. На курсах еженедельно по четвергам [т.е. накануне выходного, пятница у мусульман, как известно, нерабочий день] после занятий проводились лекции по естественной истории, гигиене, истории и физике. Заведывали курсами: в 1909-1910 уч. году Х.Шихлинский, в 1910-1911 – Аббас бек Минасазов. Контингент учащихся состоял большей частью из мелких торговцев, ремесленников, рабочих, чистильщиков сапог и др. возрастом от 20 до 50 лет10.

"Ниджат" занимался образованием не только взрослых, но и детей.

Сообщение в газ."Баку" от 26 апр. 1909 г.: "В пятницу 24 апреля в с.Кишлы состоялось открытие филиала о-ва "Ниджат". На торжествах присутствовали приехавшие из города члены Правления о-ва во главе с председателем Иса беком Ашурбековым. После произнесения речей о необходимости и пользе для мусульман подобных "Ниджату" культурно - просветительных учреждений были избраны должностные лица филиала…

О-во "Ниджат" в селении Кишлы имеет с сентября 1908 г. школу, в которой в настоящее время учатся 67 мальчиков. Существующая в школе плата за обучение (24 руб. в год) будет упразднена."

Занимался "Ниджат" также и издательской деятельностью. В начале сентября 1910 г. Правление мусульманского Просветительского Общества "Ниджат" в составе: Товарища (заместителя) Председателя Иса бека Ашурбекова, Членов: Муртуза бека Палавандова, Али Гейдара Бабаева, Мехти бека Гаджибабабекова, Мирза Мамеда Алиева обратились к Бакинскому Градоначальнику Мартынову с просьбой о выдаче разрешения на издание под редакцией И.-б. Ашурбекова ежедневной общественно - политической газеты "Ниджат". Программой издания предусматривались: передовые статьи, телеграммы собственные и С.-Петербургского телеграфного агентства, статьи по вопросам общественно-политической жизни, фельетоны, материалы из жизни и прессы мусульман, театр и музыка, нефтяной отдел, происшествия и др. Годовую подписную цену предполагалось установить в размере 3 руб.

16 сентября Правлению "Ниджата" было выдано свидетельство за подписью градоначальника Мартынова о том, что им "разрешено издавать в гор. Баку под редакцией и полной ответственностью бакинского домовладельца, гласного Городской Думы Иса бека Ашурбекова ежедневную общественно-политическую газету "Ниджат"". Первый номер газеты вышел в свет 14 ноября 1910 года11.

В Думу Иса бек был избран в том же 1910 году. В "Списке лиц, предложенных к баллотировке в гласные Бакинской Городской Думы на четырехлетие 1911 - 1915 г.г.", содержащем 204 фамилии и возглавляемом бесспорным лидером общественной популярности Г.З.А.Тагиевым с 460 голосами, Иса бек занимает 26 место с 330 голосами12. В Думе он работал в Училищной и Оценочной комиссиях Управы.

В 1912 г. Иса бек арендует у Тагиева типолитографию "Каспий", одну из крупнейших в городе. Можно сказать, что издательская деятельность Иса бека началась еще в 1904 г., когда увлеченный революционными идеями и романтикой подполья он отпечатал на гектографе (кстати этот гектограф они с товарищем сами и изготовили) первую прокламацию на азербайджанском языке. В 1912 он, конечно, печатал уже не прокламации. В типографии "Каспий" издавались сочинения народных учителей, учебники и другая учебная литература, издавалась художественная литература, например сочинения Мухаммеда Хади, рассказы Абдурагим бека Ахвердова и других литераторов. Сочинения М.А.Сабира впервые были напечатаны в этой типографии, причем 50% всех расходов Иса бек взял на себя. Печатались в ней также газеты и журналы: журнал для учителей "Шелале", журнал для школьников "Мектеб", юмористическое издание "Барабан", упомянутый уже "Ниджат", "Икбал" и др. Иса бек был издателем и заместителем редактора леволиберальной газеты "Иршад", редактором был Ахмед бек Агаев, с которым Иса бека связывала давняя дружба.

Типография "Каспий" располагалась первоначально в доме Тагиева по ул. Николаевской, 12. Дом этот не сохранился, сейчас на его месте разбит сквер с памятником М. А. Сабиру. Но вскоре Иса бек перевозит оборудование и размещает типографию в подвале собственного дома на углу Старо-Почтовой и Персидской (при сов. власти Островского и Полухина, сейчас, соответственно, С.Тагизаде и М.Мухтарова).

В этом доме в то время собирался цвет бакинской интеллигенции – артисты, журналисты, музыканты, композиторы. Кого только не помнят его стены! Гусейн-бала Араблинский и Мир Махмуд Кязимовский, Гусейнгулу Сарабский и Мирза Ага Алиев, братья Узеир бек и Джейхун бек Гаджибековы и братья Терегуловы…

Вот что пишет об этом в своей книге Манаф Сулейманов. "У бакинских мусульман было несколько излюбленных мест для собраний. О двух из них стоит рассказать особо. Во-первых, о доме Иса бека Ашурбекова на Персидской улице, где собирались интеллигенты, ученые, деятели литературы и искусства… Иса бек был журналистом, издавал газеты, книги. Подвальное помещение под домом занимала типография. В большом зале на втором этаже частенько собирались актеры, журналисты, литераторы, музыканты — общались между собой, обсуждали насущные проблемы культурной жизни города. Кстати, именно здесь была впервые осуществлена постановка оперы Узеира Гаджибекова "Лейли и Меджнун""13.

А соавтор первой азербайджанской оперы "Лейли и Меджнун" Джейхун бек Гаджибейли так писал об участии Иса бека в ее постановке: "Между тем наша инициатива введения на азербайджанскую сцену первой национальной оперы привлекла интерес и симпатию некоторых прогрессивных элементов (не говоря уже об Абдурахимбеке Ахвердове), объединившихся вокруг просветительского общества "Ниджат". Некоторые из его членов, убедившись в серьезности нашей затеи, стали принимать более близкое участие в судьбе первой национальной оперы.

Среди руководителей этого учреждения особенно деятельное участие в судьбе нашей инициативы принимал Исабек Ашурбеков, будучи одним из представителей известной своим влиянием и богатством семьи Ашурбековых. Тот же Исабек был меценатом, финансирующим газету "Иршад" под редакторством известного азербайджано-турецкого публициста и политического деятеля Ахмедбека Ага оглу (впоследствии депутата Турецкого Национального Собрания).

По газете "Иршад", в которой мой брат Узеир являлся одним из главных сотрудников (и где я сам начал свою журналистскую деятельность), а Исабек был издателем, этот последний был с нами в дружеских отношениях и потому всячески старался помочь нам"14.

В 1906 году кроме "Ниджата" в Баку открываются еще два мусульманских просветительских общества: "Нешр - Муариф" и "Саадет", — и в деятельности каждого из них Иса бек принимает самое активное участие.

Общество "Нешр-Муариф", возглавляемое Г.З.А.Тагиевым, имело целью "содействовать распространению грамотности и начального образования на русском и на родном азербайджанском языках среди мусульманского населения Бакинской губернии". Иса бек был одним из его активных членов, а в 1908 — 1911 гг. состоял в Правлении Общества. Членами этого общества были еще несколько представителей рода Ашурбековых: Али бек, Бала бек, Гусейн бек и Насрулла бек.

Положение с грамотностью среди мусульманского (азербайджанского) населения в начале века было безрадостным. Даже в Баку процент грамотных среди "татар и персов" составлял всего 19,3 % (среди русских и армян, соответственно 62,9 и 57,7), в целом же по Бакинской губернии число грамотных азербайджанцев было и вовсе мизерным — 2,5 %. Естественно, поэтому, что лица с высшим образованием (по Баку) среди русских составляли 1,2 %, среди армян 1,5%, среди прочих (немцев, поляков, евреев, шведов и др.) даже 2,4%, а среди все тех же "татар и персов" всего лишь 0,1%15.

"Детям мусульман негде было получить образование, кроме русско-татарских (т.е. русско-азербайджанских) городских школ. Но дети в эти школы шли неохотно: новизна их, а главным образом — неприспособленность к бытовым и религиозным условиям мусульман создали определенное недоверие к ним. А в успешно функционировавших мечетских мектебах образование не давало толком даже грамотности" – писал секретарь Общества Али Искендер Джафаров в своем Обзоре деятельности "Нешр-Муариф" за 1907-12 годы16. Поэтому в 1907 г. Об-во открыло три школы в гор. Баку: в крепости, при мечети Гаджи Бану, в нижней части города, при мечети Гаджи Имам Али и в нагорной части при строящейся мечети Таза пир. В них бесплатно обучалось 300 учеников. А к 1911 г. Общество имело, кроме указанных еще 11 школ в селениях Абшерона.

Для подготовки учителей Об-вом "Нешр-Муариф" в 1907 г. было открыто педа-гогическое училище Дарульмуаллимийн (выпуск 1911 г. составил 15 чел.) и годичные педагогические курсы при Бакинской учительской школе "Ислам". По сдаче выпускниками экзаменов комиссия, в составе членов Правления А.Ахмедова, Искендер бека Меликова, Иса бека Ашурбекова, Кара бека Карабекова, выдавала им свидетельства и направляла в одну из школ Общества17.

Свою школу открыло и Общество "Саадет". "Саадет" было мусульманским духовным обществом, при котором действовало одноименное духовное училище. Возглавлял Общество ахунд Молла Али Акбар Аббас-Кули Заде. Иса бек являлся секретарем Правления (другим секретарем был Наджаф бек Везиров)18.

Реакция губернских чиновников на открытие этих школ была, мягко говоря, настороженной. Директор народных училищ Бакинской губернии и Дагестанской области Тхоржевский в письмах Попечителю Кавказского Учебного Округа и в другие инстанции бьет тревогу по поводу открытых школ обществ Ниджат, Нешр-Муариф, Саадет, Иттихад (при Персидском консульстве), поскольку они не подконтрольны ему и выражает беспокойство в том смысле, что "если эти заведения духовные, то зачем будущим муллам знание языков, географии, естественной истории и других предметов? Хватит с них и закона Божия! А если эти школы общеобразовательные, то обучение в них должно обязательно вестись на русском языке и быть полностью под контролем Дирекции народных училищ", т. е. его, Тхоржевского19.В то же время, газета "Таза хаят" в номере от 8 сентября 1908 г., агитируя мусульман отдавать своих детей в эти школы, покольку только так они получат в дальнейшем доступ в русские, европейские и мусульманские академии, писала: "Колесница Ислама отстала от каравана цивилизации. Европейцев можно догнать не на верблюдах, а на крыльях молнии". Программой прогимназии "Иттихад", приводившейся в этой статье, предусматривалось изучение всех основных восточных и европейских языков. Так, например, программой 3-го класса отводилось 6 часов в неделю на изучение русского языка, 4 на французский, по 3 на арабский и немецкий и только 2 на Закон Божий, столько же, сколько на арифметику, алгебру, географию, историю, природоведение.

Аналогичным образом были составлены и программы других школ. Эти школы сыграли огромную роль в приобщении подрастающего поколения мусульман не только к грамоте, не только к наукам, но и к новому образу жизни в наступающем новом веке.

Начавшаяся в 1914 г. мировая война, вызванная ей колоссальная инфляция, последовавший затем острейший социальный и политический кризис, закончившиеся свержением царизма и распадом империи, – все это не только нарушило нормальное течение жизни, но и подорвало деятельность просветительских и благотворительных обществ. Однако в результате всех этих событий Азербайджан, хоть и ненадолго, обрел независимость и получил возможность, хотя и ограниченную труднейшими условиями, в которых приходилось существовать, решать вопросы просвещения нации уже на государственном уровне.

В сентябре 1918 г. после падения диктатуры Центрокаспия и вступления турецких войск в Баку Иса бек, принимавший участие в боевых действиях в составе отряда Мурсал паши, обратился к Ф.Хойскому с просьбой принять его на службу. На следующий день он был назначен чиновником особых поручений при Министерстве Народного Просвещения. Занимался он самыми разными вопросами: от приема и размещения прибывавших из Турции учителей до организации издательского дела, заведывал книжным и бумажным отделами, а затем издательским отделом министерства.

Так продолжалось полтора года, вплоть до апреля 1920, до так называемой "советизации". Впрочем, и при новой власти он уже на второй день был вызван в министерство, которое теперь уже называлось Народным Комиссариатом Просвещения, и был назначен заведующим редакционной коллегией Азербайджанского отдела Центропечати, а затем заведующим издательским отделом, который им фактически и был организован вплоть до реорганизации его в Госиздат. Даже когда из-за гипертонической болезни он вынужден был уйти на пенсию, он продолжал по заданию директора АзФАН Рухуллы Ахундова работать над переводами философских сочинений с арабского и фарси.

В новогоднюю ночь наступавшего 1938 года он был арестован, обвинен в пантюркизме, контрреволюционной деятельности и других "смертных грехах" и 21 октября 1938 г. расстрелян во внутренней тюрьме НКВД по приговору Особой тройки.

Такова была благодарность новой власти за все, что он сделал для просвещения родного народа, от имени которого эта власть пыталась выступать.

 

Среди других представителей рода Ашурбековых, занимавшихся благотворительностью, меценатством и внесших значительный вклад в развитие культурной жизни города, пожалуй, в первую очередь следовало бы назвать имена Хаджи Ибрагим Аждар бека, Набат ханум Коджа бек кызы, братьев Али бека и Бала бека – сыновей Теймур бека.

Как известно, религия является такой же неотъемлемой частью духовной культуры любого народа, как и наука, искусство, филисофия. Она оказывает сильнейшее влияние на развитие литературы, музыки, изобразительного искусства и, конечно же, архитектуры. Культовые сооружения во все времена и у всех народов являли собой лучшие образцы зодчества. И здесь стоит сказать о том, что две крупнейшие мечети Баку – Таза-пир и Гёй месчиди построены Ашурбековыми, Набат ханум и Аждар беком. В не столь далекие еще времена воинствующего атеизма, когда в одних мечетях размещались склады, в других промышленные предприятия или, в лучшем случае, проектные организации, (а некоторые, как Биби-Эйбатская, и вовсе сносились) именно эти две мечети, да еще мухтаровская в Амираджанах, оставались действующими.

 

Набат ханум Ашурбекова была известна своей щедростью и благотворительностью. Владелица нефтяных промыслов, имевшая помимо ряда больших домов миллионное состояние, она отпустила большую сумму денег на строительство шолларского водопровода, а также для больницы в с. Сабунчи, где бедные и сироты лечились бесплатно за ее счет. Ею также построена баня на ул. Татарской (в сов. время ул. Крупской, ныне – А.Топчибашева), которая один день в неделю работала бесплатно для бедных жителей города. Писала она и стихи, да жаль, никто не записал их. Но главным делом ее долгой жизни (а прожила она 117 лет) стало строительство крупнейшей в Баку мечети – Таза-пира, где сегодня размещается также Главное духовное управление мусульман Закавказья.

Талантливая и умная, хотя и не имевшая образования, женщина, она для строительства этой мечети пригласила первого дипломированного архитектора–азербайджанца, выпускника Санкт-Петербургского института инженеров гражданского строительства, Зивяр бека Ахмедбекова, впоследствии, уже в советское время, ставшего первым главным архитектором города Баку. Дав ему большие деньги, она отправила его в командировку в Стамбул и в арабские страны для изучения архитектуры известных мечетей Востока.

После путешествия Зивяр бек представил ей проект красивой мечети с двумя высокими, по ее желанию, двухъярусными минаретами. Если учесть при этом расположение мечети на повышенных отметках бакинского амфитеатра, становится очевидным, что она явно доминировала бы над городом, к тому же застроенным в то время, в основном, одно- и двухэтажными домами. Такого губернская администрация допустить не могла. Запретившая ранее строительство мечети в самом центре города, на Николаевской улице (позднее на этом участке М.Нагиевым было построено здание "Исмаилиййя"), она теперь добилась возведения минаретов только до первого яруса. Здесь не обошлось, конечно, и без интриг православного духовенства, опасавшегося, что благодаря своей высоте и выразительному силуэту эти минареты будут соперничать с недавно (1897 г.) и неподалеку построенным православным собором Александра Невского ("Гызыл килсяси")20. Однако, несмотря на укороченные минареты, несмотря на то, что купол ее так и не был позолочен, а это предполагалось вначале, Таза-пир остается не только крупнейшей бакинской мечетью, но и одним из самых значительных архитектурных сооружений, определяющих облик города.

Когда миллионер Гаджи Зейнал Абдин Тагиев услышал о том, что Набат ханум начинает строить мечеть, он обратился к ней, сказав, что строительство крупной мечети – это трудное дело, может быть, ей нужна помощь и деньги и что он готов ей помочь. Но гордая Набат ханум ему ответила: "Гаджи, если у тебя так много денег, сам построй мечеть!"21. Впрочем, когда 23 июля 1905 года началось строительство мечети, именно его, Тагиева, чуть ли не полжизни проработавшего каменщиком, Набат ханум пригласила для закладки первого камня в фундамент мечети. А в 1914 году, через два года после смерти Набат ханум, так и не увидевшей окончательного воплощения своего замысла (строительство завершил ее сын Гаджи Аббас Кулу Рзаев), он же, Гаджи Зейнал Абдин, уложил и последний камень на главном куполе мечети22. Похоронена Набат ханум у входа в мечеть, там же похоронен и ее сын Гаджи Аббас Кулу.

 

Другую, известную сегодня как "Гёй месчиди" (Голубую мечеть), построил тоже Ашурбеков – Хаджи Ибрагим Аждар бек.

В 1909 или 1910 году Аждар бек решает построить мечеть в районе Канни-тапе (Ганлы тепе), примерно на пересечении Красноводской и 8-й Канни-тапинской улиц. Сегодня многие бакинцы называют ее "Гёй месчиди" ("Голубая мечеть") – по цвету ее купола, другие называют ее Аждарбековской – по имени ее строителя (кстати, именно так и звучит сегодня ее официальное название), иногда татарской, не всегда даже умея объяснить это название. И мало кто помнит, что при постройке она называлась "Иттифак" ("Союз"). А ведь одной из главных целей ее постройки был именно союз, сотрудничество и уж во всяком случае, примирение двух основных ветвей ислама: шиитской и суннитской, — идея, осуществить которую пытался еще Надир шах. Идея, тем более актуальная, что противоречия между приверженцами этих двух учений всячески подогревались властями, верными старому имперскому принципу "разделяй и властвуй".

По замыслу Аждар бека в новой мечети могли бы вместе молиться и шииты, и сунниты (суннитами в Баку в то время были, в основном, лезгины и поволжские татары, — отсюда одно из названий мечети).

Проект этой мечети также был разработан выдающимся азербайджанским архитектором Зивяр беком Ахмедбековым и утвержден в 1911 году. Строительство продолжалось менее двух лет (2 марта 1912 – 3 декабря 1913 г.)23.

Среди других бакинских мечетей "Иттифак" выделяется особой стройностью, соразмерностью частей, изяществом пропорций, необычайной гармоничностью всего облика. Любоваться ей можно часами. Очень удачным оказалось и выбранное для нее место. Расположенная на холме, с которого открывается долина с одноэтажной застройкой, как на природном пьедестале, "мечеть отлично вписана в ландшафт и всегда находится в фокусе, в поле зрения человека, с какой бы точки она не рассматривалась. Такая обозреваемость здания – редкое качество в условиях города"24.

Кстати, в начале века, когда она была построена и когда еще не было пятиэтажек на улице Базарной (Гуси Гаджиева), она хорошо была видна из окон внутренней части дома Аждар бека на углу Губернской (Низами) и Спасской (К. Измайлова, ныне Зяргяр-палан), и, надо думать, он нередко любовался воплощением своего замысла, стоя у окна.

Строительство мечети "Иттифак" было не единственным вкладом Хаджи Ибрагим Аждар бека в развитие культуры родного народа. Как уже говорилось, именно он, Хаджи Ибрагим Аждар бек, явился основным инициатором создания просветительско-го общества "Ниджат" и его первым председателем, и именно в его особняке на углу Губернской и Спасской размещалось и Правление общества, и его библиотека с читальней. Там же размещалась редакция газеты "Иршад", редактируемой Ахмед беком Агаевым. Аждар бек являлся непременным участником всех благотворительных акций по сбору средств в помощь бедным учащимся, на развитие просвещения, "спонсировал" постановки спектаклей театральной секцией "Ниджат" и т. д.

29 апреля 1909 года Хаджи Ибрагим бек обратился к Главному попечителю Кавказского Учебного округа с прошением: "Узнав, что в гор. Тифлисе открывается женское мусульманское училище, я имею честь почтительнейше просить Ваше Превосходительство назначить меня Почетным Попечителем названного училища; причем следуемый взнос в размере 400 рублей я обязуюсь вносить аккуратно, если названное училище будет считаться правительственным учебным заведением."

За этим последовал, как обычно, секретный запрос Главного Попечителя Бакинскому Градоначальнику о том, не встречается ли с его стороны каких-либо препятствий к такому назначению, последовала обычная бюрократическая переписка и, наконец, уже в 1910 г. Аждар бек стал почетным попечителем Тифлисского мусульманского женского училища25.

Общественная деятельность Хаджи Ибрагим Аждар бека не исчерпывалась одной лишь благотворительностью и меценатством. На протяжении многих лет, с 1904 по 1916 г., он избирался гласным Бакинской городской Думы, принимая деятельное участие в решении самых разных вопросов, касающихся жизни города26. О популярности его свидетельствует не только то, что он избирался в Думу на четыре срока подряд, но и его высокий, выражаясь современным языком, "рейтинг".

В списке лиц, предложенных к баллотировке в гласные Бакинской Городской Думы на четырехлетие 1911 – 1915 гг., включающем фамилии 204 кандидатов, Аждар бек Ашурбеков стоит на четвертом месте с 426 поданными за него записками, обойдя даже действующего Городского голову Константина Александровича Ирецкого (421 записка) и уступая лишь Гаджи Зейнал Абдину Тагиеву, Мирзе Асадуллаеву и Иса беку Гаджинскому (соответственно 460, 445 и 443 записки)27.

 

И, наконец, братья Али бек и Бала бек Ашурбековы. Преуспевающие нефтепромышленники, предприниматели (помимо промыслов братья имели собственное судно, являлись соучредителями нефтепромышленного акционерного общества "Г.З.А.Тагиев и Ко", внеся два пая по полмиллиона руб., а Али бек был также соучредителем Бакинского Купеческого банка)28, они участвовали практически во всех благотворительных акциях, будь то традиционные Мусульманские вечера, организуемые О-вом "Нешр-Муариф" во главе с Г.З.А.Тагиевым, или пожертвования в связи с праздниками Новруз или Курбан байрам, вносили крупные суммы на развитие культуры и просвещения нации.

На их деньги получили образование такие известные впоследствии общественные деятели, как Мир-Асадулла Мир-Касимов, Ханифа Пирвердиев, Рухулла Ахундов. А когда в Санкт-Петербурге по инициативе Бухарского эмира возводилась мечеть, Али бек и Бала бек в числе других бакинских миллионеров внесли значительные суммы на ее строительство. Когда же к 1910 г. строительство было завершено, Бала бек от себя лично приобрел для молельного зала мечети роскошную люстру29.

 

После бурных событий 1917 - 1920 гг. такие понятия, как благотворительность, меценатство исчезли из нашего обихода. Но и в новых условиях Ашурбековы продолжали вносить свой вклад в развитие культуры родного города и народа. Из этого рода вышли известные ученые и инженеры, врачи и педагоги, художники и режиссеры, историки. Достаточно упомянуть имя дочери Бала бека Сары ханум Ашурбейли, историка с мировым именем, автора ряда монографий по истории Азербайджана, в том числе первого (и до сих пор единственного) капитального труда по истории средневекового Баку.

Сегодня, когда наша страна делает первые шаги на пути независимости, делает их в сложных условиях, роль и значение культуры неизмеримо возрастают. И долг всех ее граждан, в том числе и потомков известного в прошлом рода, вносить свой вклад в ее развитие.

 

 

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

 

 

1. А.К.Бакиханов. Гюлистан-и Ирам. Баку,”Элм”, 1991, сс. 148, 149.

2. С.Б.Ашурбейли. История города Баку. Период средневековья. Баку, Азернешр, 1992, сс. 223, 336.

3. Там же, с. 337.

4. Ежегодник «Баку и его районы» на 1911 год, л.66 об.

5. ГИА АР ф.46, оп.2, д.467, л.1.

6. ГИА АР ф.312, оп.1, д.7, лл. 20, 21; газ. "Баку" от 26 апреля 1909 г. и др.

7. ГИА АР ф.46, оп.2, д.78, л.13; газ.“Баку”, 3 апр.1909 г.; ф.46., оп.2, д.467,л.2.

8. Газ. "Баку", 19 апр. 1909 г.

9. ГИА АР ф.389, оп.6, д.447, лл.8-10.

10. ГИА АР ф. 389, оп.6, д. 563, лл.4, 5.

11. ГИА АР ф.46, оп.4, д.66, лл.1, 3, 4.

12. ГИА АР ф.389, оп.7, д.17, л.127.

13. М.Ф.Сулейманов. Дни минувшие. Баку, Азернешр, 1990, сс.203, 204.

14. Джейхун Гаджибейли. Как была создана первая азербайджанская опера. В сб. "Избранное". Баку, Азернешр, 1993, сс.126, 127.

15. Ежегодник «Баку и его районы» на 1911 год, лл.166, 167.

16. ГИА АР ф.312, оп.1, д.138.

17. ГИА АР ф.312, оп.1, д.7, л.23; ф.312, оп.1. д.9.

18. Ежегодник "Баку и его районы" на 1911 г., с. 67.

19. ГИА АР ф.311, оп.1, д.64, лл. 1, 3, 7.

20. Ш.С.Фатуллаев. Градостроительство и архитектура Баку XIX - начала XX веков. Л., Стройиздат, 1978, с.123; Ш.С.Фатуллаев. Градостроительство и архитектура Азербайджана XIX - начала XX века. Л., Стройиздат, 1986, с.249.

21. С.Б.Ашурбейли. "Мечта Набат ханум". Статья в газ. "Вышка" от 22. 07. 1990.

22. М.Сулейманов. "Дни минувшие" . Баку, Азернешр, 1990, с.33.

23. Ш.С.Фатуллаев. Градостроительство и архитектура Азербайджана XIX – начала XX века. Л., Стройиздат - Ленинградское отделение, 1986, с. 253.

24. Там же, с. 254.

25. ф.311, оп.1, д.227, лл.14, 15, 17.

26. ф. 50, оп.1, д.226, лл.171, 193.

27. ф.389, оп.7, д.17, л.127.

28. М.Дж.Ибрагимов. Предпринимательская деятельность Г.З.Тагиева. Баку, Азернешр, 1990, сс. 65, 66, 100.

29. Ф.Ахундов. "Дворянский род Ашурбековых", статья в газ. "Вышка" от 30.11. 1991.

При написании настоящего реферата были использованы также материалы семейного архива Р.С.Ашурли.