Сара ханым Ашурбейли

(27.01.1906 – 17.07.2001)

 

МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ

 

 

 

 

Первые леди старого Баку

Фуад АХУНДОВ

В бурном культурном подъеме и развитии Баку на рубеже веков огромную роль было суждено сыграть азербайджанским женщинам: интеллигенткам, просветительницам, представительницам светских аристократических кругов. Рассказать даже коротко о них о всех, конечно же, невозможно, и потому нынешнюю публикацию хотелось бы посвятить женам крупнейших бакинских предпринимателей и меценатов, чьи имена в те годы были известны подчас не менее, чем имена их могущественных мужей.

Сона ханум Тагиева-Араблинская – супруга, сподвижница и единомышленница Г.З.Тагиева, родилась в 1881 году в Дербенте, в семье потомственного дворянина генерала Балакиши-бека Араблинского.

Генерал Б.Араблинский стремился дать хорошее светское образование своим детям. Его дочери Нурджахан и Сона по окончании начального учебного заведения в Дербенте продолжили обучение в Баку (в заведении Святой Нины). Обе они впоследствии связали свои судьбы с семьей Тагиевых: старшая Нурджахан вышла замуж за сына Г.3.Тагиева от первого брака Исмаила, что же касается Соны ханум, то она стала женой самого Гаджи Зейналабдина. Их свадьба состоялась 23 июня 1896 года в Дербенте.

Несмотря на огромную разницу в возрасте, брак этот был счастливым. В лице Соны ханум Г.3.Тагиев нашёл не только чуткую, заботливую мать пятерых детей, но и верную спутницу, помогавшую ему во всех благотворительных начинаниях. В течение многих лет она была бессменным членом Попечительского совета Александрийского женского русско-мусульманского педагогического училища – первой светской школы для девочек-мусульманок, основанной Г.З.Тагиевым в 1901 году.

Наряду с Александрийским училищем, Сона ханум Тагиева попечительствовала над старейшей в Баку школой для девочек — Бакинским учебным заведением Святой Нины.

В газетных публикациях тех лет, особенно в «Каспии», можно часто встретить сообщения о благотворительных вечерах и обедах, акциях милосердия и помощи сиротам, больным, раненым воинам, неизменным участником которых была Софья Владимировна Тагиева — так в бакинском высшем свете именовали Сону ханум.

Как для жены Г.3.Тагиева, так и для всей его семьи советизация обернулась страшной личной трагедией. Вскоре после смерти крупнейшего бакинского мецената семья осталась без средств к существованию, подверглась преследованиям и гонениям...

Люди старшего возраста и сейчас вспоминают о раздавленной горем и отчаянием женщине, часто появлявшейся на улицах Баку в 20-е – 30-е годы, бедно одетой, с распущенными волосами, просящей милостыню... То была Сона ханум. Такую участь уготовила новая власть женщине, олицетворявшей блеск и величие старого города, одной из некогда первых бакинских гранд-дам. В 1938 году Сону ханум нашли мертвой на одной из городских улиц. Как рассказывают, в ее руке был зажат кусочек не то пирожного, не то булки...

Из семьи военных аристократов происходила и другая леди Старого города — жена Муртузы Мухтарова — Лиза ханум Туганова. Потомственная осетинская дворянка, Лиза ханум родилась и выросла во Владикавказе. Ее родители полковник Аслан-бек Туганов и Паша ханум Дударова принадлежали к самым почитаемым аристократическим родам, и по сей день известным во Владикавказе. Здесь и произошла встреча Лизы ханум с видным бакинским предпринимателем М.Мухтаровым, здесь они сыграли свадьбу.

Последующие и, пожалуй, самые памятные годы своей жизни Лиза ханум Мухтарова связала с нашим городом, оставив о себе добрую и светлую память.

Листая ежегодные справочники «Баку», календари «Бакинский спутник», знакомясь с деятельностью многочисленных бакинских благотворительных обществ и организаций, можно очень часто встретить имя Лизы ханум. Вместе с докторами Бахрам-беком Ахундовым, Л.Л.Гоциридзе, Еленой Георгиевной Мартыновой (женой бакинского градоначальника), Лиза ханум Мухтарова входила в правление Бакинского отдела Кавказского общества борьбы с туберкулезом, содержавшего амбулаторию по нынешней улице Горького, 3.

Лиза ханум была одним из активных членов благотворительного общества «Детская больница», организованного в 1913 году, помогала в создании специальной детской лечебницы в Баку.

Еще более обширной была просветительская и воспитательная деятельность Л.Мухтаровой. Не имея своих детей, она организовала в своем роскошном дворце на бывшей Персидской (ныне улица М.Мухтарова) своего рода пансион, где обучались и воспитывались девочки из бедных семей, сироты. Благодаря помощи Лизы ханум смогла получить образование и заявить о себе известная впоследствии артистка Фатьма Мухтарова.

Лиза ханум Мухтарова, входившая в правление акционерного общества «Муртуза Мухтаров», была также связана с Бакинским Мусульманским просветительским обществом «Ниджат» («Спасение»). В 1914 году она возглавила основанное на его базе Мусульманское Дамское благотворительное общество, куда вошли такие педагоги - просветительницы, как Рахиля ханум Казиева, Сара ханум Везирова, Пери ханум Топчибашева, Исмет ханум Ашурбекова и многие другие великосветские дамы. Общество оказывало содействие бедным девочкам-мусульманкам в получении образования, вело большую просветительскую работу, устраивало многочисленные благотворительные собрания, так называемые «Дни белой ромашки», обеды, сборы от которых шли на нужды малоимущих, бедных детей, сирот. Сохранились исторические документы с планом участка земли площадью в 1 десятину 2200 квадратных сажень (около 2,5 гектара) в поселке Гала, который подарил Мусульманскому Дамскому благотворительному обществу Муртуза Мухтаров. На этом участке им были также возведены два сиротских дома.

Увы, этому обществу так и не суждено было осуществить все свои начинания до конца: страшной трагедией для Лизы ханум обернулись апрельские события 1920 года. Не вытерпев хамства красноармейцев, покончил с собой Муртуза Мухтаров. Во дворце на бывшей Персидской разместился один из опорных пунктов XI Красной Армии. Лизу ханум поселили... в подвале ее собственного дома.

Как рассказывала Сара ханум Ашурбейли, ей вместе с матерью Исмет ханум удавалось иногда навестить Лизу ханум, оказывать ей хоть какую-то помощь. Однако оставаться в Баку становилось все более опасно. Фиктивно обвенчавшись с одним из турецких дипломатов – лишь бы эмигрировать – Лиза ханум выезжает в Стамбул. Однако, ее спутник, обманом завладев ее последними ценными вещами, скрылся. О дальнейшей судьбе Лизы ханум Мухтаровой известно очень немногое. Как рассказала мне Фаиза ханум Туганова (известный и уважаемый врач, родственница Лизы ханум), она прожила в Стамбуле до 1956 года.

Говоря о бакинских гранд-дамах, нельзя обойти вниманием Исмет ханум Ашурбекову-Султанову, жену известного промышленника, мецената и дворянина Балабека Ашурбекова.

Исмет ханум родилась в 1885 году в семье шемахинского купца торговца антиквариатом, коврами — Ага Полада Султанова. Рано потеряв отца, Исмет ханум воспитывалась у своего дяди Абдулхалыга Султанова в Тифлисе. Здесь прошли ее детство, юность, здесь она повстречалась со своим будущим супругом Балабеком Ашурбековым, человеком высокой культуры, образованным и энергичным.

Переехав после свадьбы в 1904 году в Баку, Исмет ханум близко сходится с Соной ханум Тагиевой, Лизой ханум Мухтаровой. Она оказывала большую помощь Г.3.Тагиеву, Соне ханум в организации благотворительных вечеров, в проведении которых участвовали еще совсем маленькие тогда дочери Исмет ханум. Мать шестерых детей, она находила время для благотворительной и просветительской деятельности. В 1914 году Исмет ханум становится одним из наиболее активных членов Мусульманского Дамского благотворительного общества.

Роскошный особняк Ашурбековых на Гоголя, 28, считался одним из самых гостеприимных в Старом городе. Здесь находили помощь и поддержку многие бедные студенты, в особенности тифлисские мусульмане.

Как вспоминает дочь Ашурбековых Сара ханум Ашурбейли, в Исмет ханум поразительно сочетались восточное и европейское начала. С детства под влиянием дяди она приобщилась к персидскому языку, великолепно знала персоязычную поэзию, зачитывалась стихами Омара Хайяма, Саади. Вместе с тем Исмет ханум прекрасно изъяснялась на немецком и французском языках. Ее отличали изысканный вкус, прекрасные светские манеры, великолепные наряды, ежегодно выписываемые из Парижа. В то же время Исмет ханум с огромной любовью относилась к традиционным национальным костюмам. Особое предпочтение она отдавала карабахским нарядам, о чем можно судить по многим дошедшим до нас фотографиям.

Увы, судьба Исмет ханум, как и многих, после 1920 года складывалась трагично: экспроприация, беззакония, преследования, затем эмиграция. После возвращения в Баку в 1925 году Исмет ханум пришлось пережить арест и гибель мужа, гонения на дочерей... Однако, самое страшное – весть о гибели в 1944 году на фронте сына Решад-бека – дочерям удалось-таки от нее скрыть.

Исмет ханум скончалась 15 марта 1954 года, в день 50-летия своей свадьбы.

Жена одного из самых могущественных бакинских буржуа Ага Мусы Нагиева Елизавета Григорьевна (грузинка по происхождению) слыла одной из самых красивых и ослепительных леди старого Баку. Великолепием своих нарядов, изяществом, броской внешностью, она не раз поражала элитарные и аристократические круги города. В семейном архиве управляющего Нагиева Фатулла-бека Рустамбекова мне удалось найти фотографию Елизаветы Григорьевны в автомобиле вместе с семьями Рустамбековых и Везировых. Но и этот оригинальный снимок, сделанный на даче М.Нагиева в Ребровой Балке (под Кисловодском) в 1915 году, доносит до нас колорит того времени, а главное, - обаяние и шарм одной из признанных «королев» дореволюционного Баку.

После смерти Ага Мусы Нагиева в 1919 году Елизавета Григорьевна стала обладательницей огромной части его колоссальных богатств, однако остаток своей жизни она прожила в бедности: значительной частью состояния завладели тифлисские родственники, оставшееся же – экспроприировала Советская власть. После 1920 года жена одного из бакинских крезов ютилась в убогой квартире на Орловской улице (ныне Мухтадира). Детей у А.М.Нагиева от Елизаветы Григорьевны не было, и потому сведения о ней сейчас приходится собирать по крохам, что и понятно: долгое время тема эта была фактически под запретом, мало исследовалась, да и живых свидетелей нашей не столь давней истории остается, к сожалению, все меньше и меньше…

О супруге крупнейшего «короля нефти и керосина» Ага Шамси Асадуллаева восторженно и с большим почтением было написано на страницах юбилейного издания «300-летие царствования дома Романовых», своеобразной энциклопедии России того времени:

«Марья Петровна Асадуллаева (урожденная Николаева) – редкая по своей духовной и физической красоте женщина, сыгравшая видную роль в жизни и предприятиях своего мужа Ага Шамси. На красоте и духовности их жизни не отразилось ни бедное происхождение, ни перенесенные вместе тяготы.

Это были два мощных великана по духу, два гения по мысли, два природных самородка, которые слились в одно целое, в одну несокрушимую силу для борьбы с тяготами жизни.

В продолжении 20 лет своей супружеской жизни они шли с неимоверной энергией и смелостью к намеченной цели, доведя свой капитал за это время до 20 миллионов рублей.

Внезапная смерть обожаемого мужа и друга (Ш.Асадуллаева не стало 21 апреля 1913 года – Ф.А.) не удерживает Марью Петровну от широкой предприимчивости и благотворительности».

Что ж, несколько напыщенный тон юбилейного издания, быть может, вызовет сомнения у читателей. В действительности же деятельность М.П.Асадуллаевой в меньшей степени, чем у других гранд-дам, связана с Баку. То был второй брак Шамси Асадуллаева, и в 1903 году супруги переехали в Москву. Однако, здесь они провели целую серию благотворительных акций, оставив о себе добрую память, в особенности среди московских мусульман.

Галерею первых леди старого Баку хотелось бы завершить Рубабой ханум Касумовой.

Жена подрядчика, предпринимателя и мецената Имрана Касумова, Рубаба ханум была во многом под стать своему мужу. Супруги Касумовы были страстными театралами, любителями искусства. Но их связывала не только общность интересов и увлечений, а в первую очередь большая любовь, привязанность друг к другу.

Возможно, потому после трагической гибели И.Касумова (он сорвался с крыши дворца Мухтарова во время строительства), Рубаба ханум сказала: «После смерти Имрана мне надо либо идти под чадру, либо же уезжать из города». Однако развязка была еще более печальной: Рубаба ханум покончила с собой. Эта история, в свое время потрясшая бакинский высший свет, вспоминается каждый раз, когда проходишь мимо дворца Мухтаровых, где после многих лет вновь расположился Дворец Счастья – Дворец Верности и Любви…

Первые леди старого Баку… Их многое объединяет между собой: внешняя и, что еще важнее, внутренняя красота, великолепные манеры, чуткость, такт, умение поддержать лучшие традиции благотворительности и меценатства своих мужей. Роднит их и то, что почти у всех очень трагично сложилась судьба, особенно после 1920 года. Словно какая-то злая сила пыталась уничтожить все самое лучшее, красивое и светлое. Однако очарование бакинок – это то немногое, что сумел-таки сохранить наш город сквозь годы безвременья и что позволяет с оптимизмом смотреть в будущее Баку.

Автор выражает глубокую признательность Нармине ханум Тахар-заде, Асиме ханум Мелик-Егановой и Сабиру Гянджали за помощь в подборе материалов.

(Гонорар за публикацию по просьбе автора был перечислен в Фонд помощи Карабаху).