Сара ханым Ашурбейли

(27.01.1906 – 17.07.2001)

 

МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ

 

 

 

 

Дворянский род Ашурбековых

Фуад АХУНДОВ

На рубеже веков дворянский род Ашурбековых был известен каждому бакинцу: это были наиболее состоятельные из дворян и самые именитые среди нефтепромышленников люди. Достаточно сказать о том, что две из трех крупных бакинских мечетей — Таза-Пир и «Голубая мечеть» («Иттифаг») — были построены представителями этого рода: Набат ханум Ашурбековой и Гаджи Аждар-беком Ашурбековым.

Основоположником рода Ашурбековых был известный сардар (военный министр) Ашур-хан Афшар. В 1743 году ему были дарованы Надир-шахом несколько апшеронских сел: Сабунчи, Забрат... После 1806 года, когда ханства были отменены, наследники Ашур-хана получили фамилию «Ашурбековы». За ними были закреплены богатые нефтяные земли, что и помогло Ашурбековым впоследствии войти в число крупных представителей азербайджанской национальной буржуазии. В этой статье хотелось бы рассказать лишь об одной из ветвей рода – Теймур-беке Ашурбекове и его сыновьях.

Теймур-бек Карабек оглы Ашурбеков владел обширными землями, хозяйственными угодьями в Сабунчи. Во время «нефтяного бума» он становится одним из поставщиков нефти. Человек щедрый, широкой души, он, в буквальном смысле, пораздавал бедным сельчанам свои стада, по-видимому, не считая их сколько-нибудь серьезным богатством по сравнению с «черным золотом». Набожный и религиозный, он в то же время был весьма прогрессивно настроен, дал своим сыновьям Али-беку и Бала-беку прекрасное образование.

Будучи как-то в Тифлисе у своего друга — торговца коврами и антиквариатом Султанова, Теймур-бек был настолько очарован красотой его 12-летней племянницы, что сразу пожелал взять ее в жены своему младшему сыну Бала-беку. Однако все делалось чинно и постепенно: Бала-бек отправляется на учебу в Тифлис. Здесь он заканчивает гимназию, экономические Курсы, а самое главное — знакомится с Исмет ханум Султановой и влюбляется в нее. Свадьба их была, как и полагалось, пышной и богатой, справляли ее вначале в Тифлисе, а затем в течение нескольких дней — в Баку. Кстати, здесь молодоженов поджидал сюрприз — великолепный дом по улице Прачечной (ныне Гоголя, 28), с двумя отливающими серебром куполами, филигранной отделкой, роскошно убраными апартаментами. «Молодой ханум из Тифлиса, — говаривал сам Теймур-бек, — не пристало жить в Сабунчи». Он и возвел в 1904 году величественный особняк по проекту гражданского инженера Иосифа Викентьевича Гославского. Как и здание Бакгордумы (Баксовета), особняк Ашурбековых — лебединая песнь этого талантливого архитектора...

Теймур-бека Ашурбекова отличала благотворительность: солидные пожертвования вносились им в строительство больницы и школы в Сабунчи, ремонт и реставрацию мечетей, помощь беднякам. В своем завещании он просил похоронить его в Кербале. И жена Ашурбекова — Туты ханум строго исполнила его завет. В 1909 году в сопровождении 40 паломников из Забрата она перевезла тело мужа в Кербалу, где, предав его священной земле, возвела величественный мавзолей на могиле и, согласно завещанию, наняла моллу, постоянно читавшего молитвы у могилы. И как знать, может, и по сей день в священном городе сохранилась его могила-мавзолей. Мы же располагаем лишь фотографиями Теймур бека Ашурбекова, благообразного старца с добрым и умным взглядом...

Али-бек и Бала-бек Ашурбековы, расширив дело отца, организуют известную нефтедобывающую компанию «Бр. А-б. и Б-б. Ашурбековы», имевшую промыслы в Сабунчи и Забрате. По данным 1910 года, фирма имела 24 скважины, из которых действовали и давали нефть 18, собственное судно. На промыслах братьев трудились 50 с лишним человек. Али-бек и Бала-бек входили также в общество акционеров «Г.3.Тагиев и К°». С Тагиевым их связывали тесные деловые контакты и большая личная дружба. Не случайно А. Ашурбеков был одним из первых соучредителей Купеческого банка Гаджи Зейналабдина, уставной капитал которого составлял 5 миллионов рублей золотом.

По данным ежегодника «Баку» 1914 года, нефтепромышленная фирма «Братья Ашурбековы Али-бек и Бала бек», основанная в 1901 году, добывала в год до 1 миллиона 684 тысяч пудов нефти, промыслы обслуживали уже 205 рабочих. Все это позволяет судить о фирме, как о весьма солидном и внушительном предприятии.

Надо сказать и о том, что чисто предпринимательскими качествами Бала-бек Ашурбеков (1882—1937 гг.) превзошел старшего брата. В деловых кругах он пользовался репутацией солидного партнера, надежного компаньона. Что же касается Али-бека Ашурбекова (1878 —1940 гг.), то у него было любимое хобби — путешествия. Большой любитель моды, человек светского воспитания, он объездил множество стран, свободно изъяснялся на нескольких языках. Его отличали броская представительная внешность, прекрасные манеры, в делах ему сопутствовал неизменный успех.

Жили братья в огромном особняке по улице Гоголя, 28, где помещалась и их контора, а также апартаменты ашурбековского управляющего – эстонского горного инженера Лана. Уехав из Баку с наступлением смутных времен, он стал затем министром горнодобывающей промышленности Эстонии. Другим управляющим у Ашурбековых был талантливый инженер-технолог, выпускник Петербургского технологического института Фатулла-бек Рустамбеков.

Как и сам Теймур-бек Ашурбеков, его сыновья были известны своей благотворительностью. Ашурбековскими стипендиатами были известные в будущем общественные деятели Мир-Асадулла Мир-Касимов, Ханифа Пирвердиев, Рухулла Ахундов. Без участия братьев не обходилось ни одно крупное благотворительное мероприятие. Так, к примеру, когда по инициативе Бухарского эмира возводилась мечеть в Санкт-Петербурге, очень большие средства на ее строительство выделили и бакинские миллионеры, в том числе и Ашурбековы. Когда же к 1910 году мечеть была практически готова, Бала-бек сверх своих расходов приобрел на свои средства роскошную хрустальную люстру для молельного зала мечети.

Кстати, жена Бала-бека Ашурбекова Исмет ханум состояла членом нескольких женских благотворительных организаций, в частности, заведения Святой Нины...

Помимо дома на улице Гоголя, Б. Ашурбекову принадлежал также особняк на Бондарной (затем ул. Димитрова, ныне Ш. Бадалбейли), 186. А в селении Мардакяны Ашурбековыми была построена вилла и разведен цветущий сад (ныне санаторий «Гюнешли»). Здесь, на даче Али-бека и Бала-бека, отдыхал летом 1919 года премьер Азербайджанской Демократической Республики Фатали-хан Хойский.

Революционные события 1917-го и последующих годов не обошли стороной Ашурбековых. В дни кровавых мартовских бесчинств дашнаков в 1918 году семья Бала-бека вынуждена была скрываться в Сабунчи, а особняк спасла гувернантка девочек мадемуазель Ж. Грейло. Вывесив у входа французский флаг, она уберегла этим большую часть дома. Однако дашнакам удалось разгромить и разграбить апартаменты Али-бека, которого, к счастью, в это время не было в Баку. Лишь спустя полгода, после установления АДР семья Ашурбековых смогла вернуться в свой дом...

За не совсем стабильным 1919 годом «железной» поступью XI Красной Армии последовал год 1920-й, наложивший свой безоговорочный вердикт на едва зарождавшиеся демократию и государственность. Ашурбековых лишили всех домов, дачи, промыслов. Более того, новыми властями были арестованы оба брата. Лишь при помощи Наримана Нариманова Бала-беку с семьей удается в июне 1920 года выехать из Баку в Стамбул.

Что же касается Али-бека, то он провел целых полтора года на Лубянке, был принят за одного из гочи и приговорен к расстрелу. Конечно, нетрудно представить себе состояние человека, приговоренного к казни и ожидавшего исполнения ее со дня на день. Но вновь помогло заступничество Нариманова.

Семья Бала-бека Ашурбекова прожила в Стамбуле пять лет. Несмотря ни на какие превратности судьбы, как и отец, Бала-бек стремился дать хорошее образование своим детям. Его дочери Сара ханум (ныне известный историк), Ситара ханум и Марьям ханум учились во французском колледже, а сын Ришад-бек обучался в одном из самых престижных учебных заведений Турции — Галата-сарай.

Ностальгия, тоска по Баку, а также несколько стабилизировавшаяся в период нэпа обстановка заставили Бала-бека Ашурбекова в 1925 году с семьей вновь вернуться на Родину. Правда, жили они уже не в старом особняке, а в небольшой квартире у тети в Шахском переулке. Не увенчались успехом и попытки Бала-бека устроиться на работу: период нэпа был недолог, а вновь задернувшийся вокруг страны «железный занавес» перекрыл всякую возможность эмигрировать.

В 1935 году Бала-бека Ашурбекова вновь арестовывают. Обвинение, вынесенное «тройкой», более чем «веское»: нефтепромышленник и фабрикант. Б.Ашурбекова высылают в Среднюю Азию. С этого времени вести о нем были весьма скудны. Лишь по рассказу бывшего врача тюрьмы стало известно, что в камеру к нему был подсажен шпион, который стал прилюдно ругать Сталина. Поначалу, все настороженно молчали, лишь в конце, не выдержав, Бала-бек воскликнул: «Да о чем же может быть речь? Ведь он — диктатор!». Этого было достаточно, чтобы в декабре 1937 года Ашурбеков был расстрелян.

Ненамного пережил брата и Али-бек. Весть о кончине Бала-бека окончательно добила его, и он умер от сердечного приступа в 1940 году. Трагично сложилась и судьба Ришад-бека: выпускником мединститута он уходит на фронт и погибает в 1944 году при освобождении Будапешта. По воспоминаниям родных, близких, и его отличали глубокая интеллигентность, импозантность. Исмет ханум Ашурбекова, жена Бала-бека, дожив до 1954 года, скончалась в день 50-летия своей свадьбы.

Многочисленным преследованиям в то время подвергались дети Ашурбековых, в том числе и известный историк Сара ханум Ашурбейли, поведавшая мне свою семейную хронику.

Дом Ашурбековых... Многое довелось повидать ему. Видел он и годы бурного расцвета, и злобную ярость дашнаков, и многое другое. С 1920-го же года для особняка наступает, пожалуй, самая мрачная пора — пора забвения и бездушия. Его нынешнее состояние — безотрадное. Вернуть дому на ул. Гоголя, 28, хотя бы отчасти, его былую красу, а вместе с тем и память о роде Ашурбековых — гражданский долг нынешнего поколения бакинцев. Да вот только сможем ли?..