Сара ханым Ашурбейли

(27.01.1906 – 17.07.2001)

 

МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ

 

 

 

 

Особняк на Прачечной. Неофициальная история

Фуад АХУНДОВ

Коренные бакинцы любят улицу Гоголя, бывшую Прачечную. На этой тихой тенистой улице старого города, расположены дома, один великолепнее другого. Но и в этой галерее архитектурных шедевров как-то особо выделяется дом № 28 — дом Ашурбековых, величественно возвышающийся между улицами Видади (бывшей Церковной) и Щорса (бывшей Каменистой). Кстати, со всех трех улиц здание прекрасно обозревается, хотя, увы, на нем вместе с искусным декором просматривается и «отпечаток» нашей эпохи с уродливыми подпорками угловых балконов вместо некогда изящных карнизов, с изуродованными трубами, изъеденными крысами порогами, где по счастливой случайности сохранился вензель: Т.А.А. — Теймур-бек и Аслан-бек Ашурбековы. Кто такие? — спросили мы и постараемся ответить на этот вопрос.

Ашурбековы — древний именитый род, уходящий корнями в глубину отшумевших столетий. Его основоположником был известный Ашур-хан Афшар, которому в 1743 году были дарованы Надир-шахом ашперонские селения и Кешля. Один из потомков Ашур-хана — Мехти Кули-бек Ашурбеков преподнес Николаю II во время коронации золотой кинжал, 6ыл награжден орденом Св. Анны.

К одной из ветвей рода Ашур-хана Афшара принадлежал и Теймур-бек Ашурбеков, ставший, как владелец обширных земель в Сабунчах и Забрате, миллионером буквально в первые же дни "нефтяного бума" в Баку. Несмотря на отсутствие академического образования, Теймур-бек был человеком прогрессивно настроенным, мыслящим и верующим. Его мавзолей находится в священном городе Кербала, где он и хотел быть похороненным. Туда Теймур-бек и был перевезен после своей кончины в 1908 году женой Туту-ханум в сопровождении 40 паломников из селения Забрат. Здесь, предав Теймур-бека земле, Туту-ханум, строго следуя завещанию мужа, воздвигла мавзолей с величественным куполом, нашла служителя — моллу, до конца жизни читавшего молитвы у мавзолея.

Теймур-беком Ашурбековым и был построен в 1904 году великолепный особняк с двумя роскошными куполами по улице Гоголя. Здания, подобно людям, имеют подчас удивительные биографии, и дом Ашурбековых — яркое тому подтверждение. Человек большой и щедрой души, Теймур-бек как-то увидел дочь своего друга, тифлисского купца — торговца коврами и антиквариатом Султанова. Несмотря на свой 12-летний возраст маленькая Исмет произвела такое впечатление на него, что он выразил желание женить на ней своего младшего сына Бала-бека, разумеется, по исполнении совершеннолетия. По прошествии лет он отправляет Бала-бека на учебу в Тифлис, где тот знакомится с Исмет-ханум Султановой, влюбляется в нее, ну а поскольку, по словам Теймур-бека, «молодой ханум из Тифлиса не пристало жить в Сабунчах», Ашурбеков-старший за время обучения сына в Тифлисе и возводит великолепный дом для сына и будущей невесты.

Проектировал дом один из крупнейших в то время бакинских инженеров Иосиф Викентьевич Гославский (1865—1904 г.г.), автор проектов Бакинской городской думы (Баксовет), женской школы и фабрики Г.3.Тагиева, многих других величественных сооружений города. Дом Ашурбековых — одно из лучших творений именитого архитектора.

В этом доме и помещалась вся большая семья Ашурбековых. На первом этаже дома располагалась контора, а также квартира одного грузинского врача и его жены княгини Дадиани. На втором этаже в 12-комнатных апартаментах жил Бала-бек со своей семьей; здесь и родилась одна из его дочерей, Сара-ханум Ашурбекова, ныне известный азербайджанский историк, благодаря знаниям и феноменальной памяти которой и удалось восстановить историю дома-дворца. Здесь же, на втором этаже в 5-комнатной квартире жил и управляющий Бала-бека эстонец Лемм. Уехав с наступлением "смутных времен" в 1918 году из Баку, он вскоре стал министром горной промышленности Эстонии. На третьем этаже помещался сам Теймур-бек Ашурбеков вместе с женой Туту-ханум и старшим сыном Али-беком.

Приехав из Тифлиса в Баку с молодой женой, Бала-бек Ашурбеков, человек с тонким вкусом и чувством красоты, велел расписать парадные дома со стороны Церковной и Каменистой улиц, пригласив для этого одного из известных бакинских живописцев. К сожалению, от этой росписи, осталась лишь небольшая ее часть - картина «Оазис». В целом же парадные дома Ашурбековых, купола и ворота находятся сейчас в удручающе плохом состоянии. Нужна срочная реставрация.

Прогрессивно настроенные, европейски образованные братья Али-бек и Бала-бек Ашурбековы состояли членами Тагиевского акционерного общества, проводили большую благотворительную работу. На деньги Ашурбековых были обучены такие известные впоследствии люди, как Мир-Асадулла Мир-Касимов, Ханифа Пирвердиев, Рухулла Ахундов. Они также вместе с Г.3.Тагиевым участвовали в строительстве на паях мечети в Санкт-Петербурге, причем когда все было готово, Бала-бек от себя лично даровал мечети огромную хрустальную люстру. Справедливости ради следует сказать, что Бала-бек Ашурбеков по деловым качествам значительно превосходил своего старшего брата, увлеченного путешественника, объездившего многие страны Ближнего Востока и Европы, в совершенстве владевшего персидским, французским языками.

Благотворительностью широко известен был и Теймур-бек Ашурбеков. Человек щедрый и открытый, он мог раздавать сотнями баранов малоимущим забратцам и сабунчинцам, не считая их сколько-нибудь значимым богатством по сравнению с "черным золотом"; на его деньги, вместе с Шамси Асадуллаевым, Набат-ханум Рзаевой была построена и первая в Сабунчах больница (ныне больница имени Джапаридзе). Кстати, сама Набат-ханум, урожденная Ашурбекова, приходилась двоюродной сестрой Теймур-беку, и, думается, Т.Ашурбекову, человеку истинно верующему, принадлежала не последняя роль в благородном деянии Набат-ханум — строительстве мечети Таза-пир (1905—1914 г.г.).

Дому Ашурбековых довелось сполна испытать на себе все крутые повороты того неспокойного времени. В кровавые мартовские дни 1918 года, когда Теймур-бека Ашурбекова уже не было в живых, а Али-бек был в очередном странствии, Ашурбековы, скрываясь в Сабунчах от зверств дашнаков, были вынуждены оставить свой дом. Спасла же особняк учительница девочек Ашурбековых француженка мадемуазель Грейло. По воспоминаниям Сары-ханум, она вывесила у входа в дом французский флаг и, представив себя французской подданной, уберегла от погрома апартаменты Бала-бека и большей части дома. Однако озверевшие дашнаки, ворвавшись в дом с противоположной стороны, полностью разграбили квартиру Али-бека; а то, что невозможно было утащить безжалостно разбивалось и осквернялось.

Участь эта постигла роскошные 4-метровые зеркала, прекрасные фигурные обои, стенную роспись парадной.

Лишь с утверждением в сентябре 1918 года правительства Азербайджанской Демократической Республики Ашурбековы смогли вернуться в свой особняк. Сара-ханум Ашурбейли вспоминает и о том, что отец ее, Бала-бек, был знаком со многими видными деятелями АДР. Так, летом 1919 года вместе с семьей на даче Ашурбековых в Мардакянах (ныне санаторий «Гюняшли») отдыхал Фатали-хан Хойский.

Необыкновенно обаятельный мягкий, сочетавший лучшие черты восточного воспитания и европейской образованности — таким он запомнился тогда еще девочке Саре-ханум. В 1920 году XI Красная Армия вынесла свой безоговорочный вердикт о судьбе зарождавшейся азербайджанской демократии и государственности. Реально оценивая ситуацию, Бала-бек Ашурбеков добровольно отдал новой власти отцовский особняк, мардакянскую дачу, другой свой дом на Бондарной (ныне Димитрова, 186), после чего выехал вместе с семьей в Стамбул, где прожил до 1925 года. Тоска по родному Баку, дому, несколько стабилизировавшаяся в непродолжительный период нэпа обстановка побудили его вернуться обратно. Однако, увы, надежды оказались иллюзорными: в 1937 году Бала-бек Ашурбеков был репрессирован и расстрелян в Средней Азии. «Обвинение» было более чем достаточным: нефтепромышленник и фабрикант.

Ненадолго пережил брата и Али-бек. Кстати, и он был арестован, провел полтора года на Лубянке. Лишь заступничество Н. Нариманова помогло ему избежать казни. Весть же о кончине брата окончательно добила Али-бека Ашурбекова: 9 января 1940 года он скончался от разрыва сердца.

Клеймо «детей нефтепромышленников» долго преследовало семью Б. Ашурбекова, лишенную практически всего и жившую уже не в старом роскошном доме, а в скромной квартире тети Сары-ханум Ашурбейли между улицами Персидской и Шахским переулком (ныне улицы Полухина и Мирзы Фатали Ахундова). Много тяжелого пришлось увидеть, испытать на себе и самой Саре-ханум, донесшей до нас историю рода Ашурбековых и дома по улице Гоголя, 28.

Все крутые повороты истории испытал вместе с нашим городом Ашурбековский особняк: видел он и годы процветания, и вандалистскую свирепость дашнаков, и многое еще другое. Однако с 1920 года в жизни дома наступила самая длительная полоса - забвения и равнодушия. Вернуть бы ему его красу и блеск...