Сара ханым Ашурбейли

(27.01.1906 – 17.07.2001)

 

МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ

 

 

 

 

Встреча

Медина ГАФАРОВА

К интервью с Сарой ханым Ашурбейли мы готовились почти месяц и, все равно, шли с чувством боязни показаться недостаточно подготовленными. Ведь мы шли к женщине — живой летописи нашей истории, в жизни которой, как в зеркале, отразилась жизнь азербайджанской женщины в течение целого столетия.

Мы примерно представляли себе эту встречу. Дом Сары ханым это совершенно своеобразный мирок, хозяйками которого являются четыре маленькие женщины.

Время здесь будто остановилось, чувствуется присутствие того духа старого интеллигентного Баку, дефицит которого мы так сильно ощущаем сегодня. Интереснейший собеседник, она поражает своей образованностью и неординарностью. Окружающяя нас сегодня суровая действительность не мешает ей жить полноценной творческой жизнью и воспоминаниями о славном и богатом прошлом.

Сара ханым, подводя итоги своей жизни можете ли Вы с уверенностью сказать, что полностью реализовали себя?

Что бы Вы хотели изменить?

— Собственно говоря, нет. Даже мне, 90-летней женщине, не хватило времени осуществить все задуманное. Но и то, что успела, мне кажется немало. За границей я известна как автор 4-х книг по средневековью, многочисленных статей, участник научных форумов, однако, всецело отдаваясь истории, мне не удалось проявить себя как художнику и музыканту, а для этого были все данные.

Вы религиозный человек?

— Да, поскольку еще в детстве нас учили верить в бога, я знаю немало молитв, но к богу не обращаюсь. Так уже повелось, что в жизни мне приходилось рассчитывать только на собственные силы. Мне — дочери "врага народа" и жене ссыльного не раз приходилось проявлять совсем не женские качества. Характером я очень властный и сильный человек.

Может потому и не сложилась моя личная жизнь. С первым мужем я развелась — не сошлись характерами. Когда я выходила за него замуж мой отец был категорически против, и был прав. Будучи в ссылке, он женился на какой-то русской горничной. Для меня это не было такой уж трагической неожиданностью, ведь уже тогда я понимала, что в жизни должна быть или "кухня", или наука (готовить я абсолютно не умею). Я избрала творческую стезю.

Над чем Вы работаете сейчас?

— Я заканчиваю монографию "Города Ширвана".

Хочу продолжить мемуары. Единственное, что меня удерживало, это нежелание сталкиваться с недовольством ряда людей, которым моя правда была бы нежелательна.

Вы считаете, что к историкам Вашего уровня и в частности к Вам, нет должного внимания и уважения?

— К этому я уже привыкла. Меня не раз снимали с работы, я часто сталкивалась с непонимающими и враждебно настроенными людьми, а все потому, что от своих корней я никогда не отказывалась. Я очень люблю своего отца и уважала в нем сильного и умного человека. Очень жаль, что все доброе, сделанное им, осталось незамеченным. А ведь он был меценатом, на свои деньги обучил первого президента АН Миркасымова, Пирвердиева, Рухуллу Ахундова который оказался, пожалуй, единственным человеком, помнящим добро моего отца. С уважением вспоминаю Наримана Нариманова, который в благодарность за все, что сделал для него мой отец, помог нам выехать в Турцию, когда возникла опасность. Истина — молния бьет по самому высокому дереву. Так случилось и отцом, выдающимся человеком своего времени. Он был близким другом Мамед Эмина Расул-заде — одного из достойнейших политиков нашей страны.

Сара ханым, у Вас нет детей. Кому Вы передали свое наследие? Возможно, своим ученикам?

— Да, правда, детей иметь я не хотела. Была уверена, что не смогу дать им того, что должна и хотела бы. Я живу еще теми понятиями, что у детей, к примеру, должна быть гувернантка, как у меня с шести лет. В свое время каждый год мы отдыхали за границей. Все дети в нашей семье получили достойное образование. Нет у меня и последователей. Мое наследие потомкам — в моих книгах и картинах.

Как живописец, к какому художественному направлению Вы себя относите?

— Нет, скажем так, я — самобытный художник. Однажды, когда я выставляла свои работы, делегация из Мексики даже пыталась найти в них мексиканский колорит, что крайне меня удивило. Ведь в этой стране я никогда не была, но зато там моя картина "Гёй-гель".

Сара ханым, правда, что Вы поменяли множество профессий и мест работы?

— О, это мое своеобразное достижение. Работала я и художником-декоратором в драмтеатре, учителем в школе. 15 лет преподавала в консерватории, куда меня пригласил мой бывший педагог У.Гаджибеков. Он, кстати, мой любимый композитор. Так же как и Фикрет Амиров, особенно его симфонический мугам "Раст". Преклоняюсь перед Шопеном! Люблю слушать Бюль-Бюля.

Расскажите о своей семье.

— На сегодня моя семья — это три сестры и семь кошек.

Была еще одна сестра, но она умерла 8 лет назад и брат, который погиб во время войны в Венгрии. Но нас навещают родственники и мои поклонники. На их недостаток я никогда не жаловалась. Да и вообще, жаловаться мне и сейчас не приходится — я прожила достойную, полную событий и интересных людей жизнь. Дай бог каждому.

Хотелось бы, чтоб женщины нашей страны, оставались такими же красивыми, деятельными, лишний раз подтверждая свое превосходство над мужчинами.