Сара ханым Ашурбейли

(27.01.1906 – 17.07.2001)

 

МЕМОРИАЛЬНЫЙ САЙТ

 

 

 

 

Она с любовью писала историю Баку

Ругия АЛИЕВА

Сара ханум Ашурбейли была единственным ученым-историком в стране, чей юбилей так торжественно отметили в Театре оперы и балета в 1996 году. Президент Азербайджана Гейдар Алиев удостоил ее тогда высокой награды — ордена «Славы» («Шохрат»), тем самым еще раз подчеркнув огромную значимость ее выдающегося вклада в азербайджанскую историческую науку.

На юбилей Сары ханум пришла вся научная общественность республики, творческая интеллигенция, внуки и правнуки Гаджи Зейналабдина Тагиева. Сару ханум чествовал сам Президент Республики Г.А.Алиев — и во всем этом, думается, выразилась любовь и уважение к человеку, ученому, сумевшему выстоять в сложных жизненных обстоятельствах и быть полезным обществу, своему народу, внесшему весомый вклад в нашу с вами историю — историю Азербайджана.

У этой женщины была удивительная судьба. Собственно, как и у других детей и внуков первых азербайджанских капиталистов. Обо всем этом мне довелось услышать из первых уст от самой Сары ханум, когда в 1998 году я пришла в ее уютную квартиру на ул.Физули, чтобы поздравить с высокой наградой, которую накануне в Президентском дворце вручил ей сам Гейдар Алиев.

- Мой дедушка Теймурбек Ашурбеков, — поведала мне тогда Сара ханум, — как-то купил несколько участков земли под пшеницу. Когда стали пахать землю, то на одном из них из-под земли забил нефтяной фонтан. Так за один день мой дед стал миллионером.

Отец мой Балабек Ашурбеков был богатым, преуспевающим нефтепромышленником, родился он в предместье Баку — поселке Сабунчи. Мама — из Тифлиса, происходила из купеческой семьи. Ее отец был родом из Шамахи, имел большой ковровый магазин в Тифлисе. Как они познакомились? А вот как. Дедушка Теймурбек стра дал ревматизмом. Как-то летом он поехал на лечение в Минводы, и здесь познакомился с маминым дядей. Тот посоветовал деду тифлисские серные бани и дал свой адрес.

Выехав в Тифлис, дедушка Теймурбек принял приглашение нового знакомого и навестил его. Во дворе своего соотечественника он увидел девочку лет тринадцати. Осведомившись о ней, он тут же решил про себя: «Она будет невестой моего младшего сына».

Спустя некоторое время дедушка Теймурбек послал сватов в Тифлис, но родня девочки категорически отказала будущим родственникам, мотивируя тем, что негоже отдавать ребенка в чужой край, тем более в Сабунчи. Вот если они построят в центре Баку дом, то еще можно подумать. Следующим условием было то, что жених должен приехать в Тифлис и поступить в русскую гимназию. А за период учебы родня девочки присмотрится к нему... Так и порешили. Моего отца отправили на учебу в Тифлис, а дед со своим братом выстроил в Баку (на ул.Щорса) трехэтажный особняк по проекту польского архитектора Гославского. Свадьба состоялась в 1904 г. в Тифлисе. По словам мамы, свадьба была пышная, а потом новобрачных привезли в Баку.

От этого брака родилось шестеро детей: пять девочек и один сын. Старшую назвали Сарой. Жили — не тужили. Гувернантки обучали детей своим языкам - французскому, немецкому, английскому. Родители водили их на светские рауты, благотворительные вечера.

Внучка миллионера-нефтепромышленника Ш.Асадуллаева Зулейха Вебер вспоминала: «Сара Ашурбейли жила на одной улице с нами, по соседству. Мы дружили с детства. Ей, детям и внукам из клана Г.З.Тагиева, М.Нагиева и другим разрешалось приходить к нам наряжать елку под Новый год, на другие праздники. По приезду из Америки, я встречалась с Сарой, и мы с грустью вспоминали те чудесные дни...»

Безоблачное детство вдруг окончилось: пришла новая власть, и семьи бывших теперь уже нефтебаронов попали в опалу. Прежние знакомые их сторонились, новые — не спешили сблизиться.

В 1920 году семья Ашурбековых выехала в Стамбул. Здесь четырнадцатилетняя Сара поступила во французский пансионат для девочек им.Жанны д`Арк. Так прошло пять лет.

«Дядя писал нам часто, — рассказывала Сара ханум, — просил приехать, т.к. очень скучал по нас. Да и Родина тянула. В конце мая 1925 г. родители решились, и все мы вернулись в Баку. Я поступила на восточно-исторический факультет университета».

Не выдержав несправедливых гонений и несоответствия новой жизни и условий быта с прежними, умерла мать Сары ханум, отец был расстрелян в 1937 году. Тем не менее, все сестры и единственный брат С.Ашурбейли, благодаря своим способностям и силе воли, смогли получить высшее образование.

- Помню, — рассказывала Сара ханум, — когда Назима еще училась в техникуме, под нее «подкапывались» некоторые преподаватели: мол, отец и дед у нее богачи, и она не имеет права получать образование. Ее исключили из техникума. Но Назима была боевая. Как-то она набросила келагаи на голову и пошла караулить Мирджафара Багирова. Милиционер ее отгонял от здания ЦК, но когда М.Багиров вышел с работы и направился к дому, то Назима поспешила к нему. Багиров разрешил ей подойти. Выслушал и обещал ее восстановить в техникуме. На следующий день моя сестра могла уже вернуться к учебе.

Печальное влияние нового режима испытала на себе сполна и Сара Ашурбейли. Окончив Азербайджанский государственный университет по специальности историк-востоковед, она получила запрет на занятия историей в течение шести лет. Пришлось преподавать русский язык в азербайджанских школах. Удалось ей устроиться техническим работником в Государственный музей, затем младшим научным сотрудником в Институт истории Академии наук, и все же слежка продолжалась: историческая наука для нее была под запретом.

Но не так-то легко было сломить эту сильную духом, целеустремленную девушку. Временно С.Ашурбейли решила переквалифицироваться. Ее врожденный талант позволил ей поступить в художественное училище. Дипломной работой стали декорации к спектаклю «Аршин мал алан». Пришлось работать декоратором в Азербайджанском драматическом театре. Эта маленькая, хрупкая аристократка с трудом поворачивала громоздкие декорации. Но надо было пройти и через это испытание.

Она создала семью, но вскоре этот брак распался: муж был репрессирован.

Благодаря прекрасному владению пятью языками Сара ханум экстерном окончила факультет английского языка педагогического института им.М.Ф.Ахундова и устроилась на работу на кафедру иностранных языков в пединститут преподавателем, а затем была избрана заведующей кафедрой, деканом факультета.

— Я владею французским, — делилась со мной Сара ханум, — так же свободно, как русским, турецким, английским и немецким.

Однако историческая наука влекла С.Ашурбейли неудержимо, и ей удалось перейти на работу старшим научным сотрудником в академический Институт истории. Здесь она взяла тему для кандидатской диссертации, опубликовала ряд научных статей. И в 1949 г. Сара ханум блестяще защитила кандидатскую диссертацию в Институте востоковедения Ленинградского отделения Академии наук СССР. Но работать историком ей не позволили, и она возобновила свою преподавательскую деятельность — теперь уже на кафедре иностранных языков Азгосконсерватории, продолжая публиковать в научных журналах страны результаты своих уникальных исследований по истории Баку, по экономическим и культурным связям Азербайджана с Китаем, Индией, Средней Азией и т.п.

Неизвестно сколько бы так продолжалось, если бы судьбе не было угодно: в 1953 г. великого поэта Самеда Вургуна назначили вице-президентом Академии наук Азербайджана. Этот мужественный человек, патриот своего народа вызвал к себе С.Ашурбейли.

— Он строго спросил меня, - вспоминала Сара ханум, — почему после защиты диссертации я не работаю по специальности. Я рассказала ему все, что приключилось со мной за эти годы. Выслушав меня, С.Вургун поручил своим сотрудникам обеспечить меня работой. Так меня назначили заведующей отделом средневековья Музея истории Азербайджана.

А вскоре Сару ханум пригласили в Институт востоковедения Академии наук Азербайджана на должность ученого секретаря и старшего научного сотрудника, а через два года — в академический Институт истории.

Все эти годы она плодотворно, неутомимо работала над исследованием истории средневекового Баку, издала монографию по этой теме, и по ней же успешно защитила докторскую диссертацию в 1964 г. в Институте истории Грузинской Академии наук. Впоследствии С.Ашурбейли возглавила отдел средних веков академического Института истории, а выйдя на пенсию, продолжала трудиться старшим научным сотрудником Института археологии и этнографии.

Ее трудолюбие, огромный, неиссякаемый интерес к истории своего родного города, своей республики поражали многих. Именно любовь к родному краю подвигла ее на глубокие, серьезные исследования, что нашло свое отражение в таких солидных монографиях Сары ханум, которые она опубликовала тогда, когда ее возраст перевалил за 70: «Государство Ширваншахов» (1983г.), «Экономические и культурные связи Азербайджана с Индией в средневековье» (1990 г.), «История города Баку» (1992 г.). За труд «Государство Ширваншахов» С.Ашурбейли была удостоена в бывшем СССР Государственной премии республики. В тот же советский период она получила свой первый орден — орден Дружбы народов (1986 г.).

Научное наследие Ашурбейли многогранно: здесь и более 100 научных статей, опубликованных в Баку, Москве, Грузии, Дагестане, Китае, Турции, около 20 словарных статей, написанных для Азербайджанской энциклопедии, ряд статей для многотомной «Истории Азербайджана», переводы с французского и английского на русский язык научных трудов четырех зарубежных авторов.

В 1982 г. С.Ашурбейли получила звание «Заслуженный деятель науки». В 1994 г. она была удостоена республиканских премий им.Г.З.Тагиева и А.Бакиханова, а в 1996 г. — в связи с ее 90-летием - вышел Указ Президента Азербайджана о награждении С.Ашурбейли орденом «Шохрат».

В марте 1998 г. Сара ханум Ашурбейли была избрана «Женщиной года». Я видела в квартире Сары ханум два ее портрета, написанных маслом известными художниками Микаилом Абдуллаевым и Наджафкули Исмайловым. Им удалось передать и ее аристократизм, и ее интеллигентность, и ее одухотворенность. Особенно великолепен портрет, выполненный М.Абдуллаевым. Женщина, изображенная на портрете, вся светится доброжелательностью, мудростью, силой духа и красотой. Такова была Сара ханум Ашурбейли.

Вот как отзываются о Саре ханум ее коллеги.

Октай Эфендиев, член-корреспондент НАН, доктор исторических наук, заведующий отделом средневековой истории Азербайджана:

- Когда Сара ханум перешла в наш отдел, мы стали с ней часто дискутировать. Она была очень принципиальная. И у нас с ней были научные споры.

Когда я в Москве защитил свою кандидатскую диссертацию по теме «Государство Сефевидов», Сара ханум выразила свой протест, мотивируя тем, что это относится не к Азербайджану, а к Ирану. Такова она была: не умела отмалчиваться, стремилась открыто высказать свою точку зрения.

Думается, Сара ханум заслужила и все научные регалии, все награды, которыми она отмечена, и то, что ее 90-летие в свое время отметили с такой торжественностью и пышностью — вполне закономерно, поскольку историю Баку она фактически возродила из небытия, и писала ее с огромной любовью.

Эльмира Мирзоева, кандидат исторических наук:

— Сара ханум была коренная бакинка, обожала Баку. Она никогда не скрывала своих корней, гордилась ими. Заполняя анкету, в графе «Социальное происхождение» неизменно указывала «отец — нефтепромышленник».

Сара ханум была настоящим ученым. Она великолепно владела научным материалом, была очень эрудирована, так как, зная несколько иностранных языков, легко могла изучать научную литературу, исторические источники в подлиннике.

С.Ашурбейли, надо признать, была ученым с мировым именем, и приглашения на научные конференции она получала чуть ли не со всего света. Но довелось ей поехать за рубеж лишь в 1990 году по приглашению общества «Тюрк тарик куруму».

С Сарой ханум и О.Эфендиевым в поездке в Анкару была и я. Все труды Сары ханум были написаны на русском языке, но здесь, в Анкаре, она сделала большой доклад на турецком языке, тем самым вызвав к себе и к своим исследованиям большой интерес. Сара ханум хотела съездить в Стамбул — ведь там прошла ее юность. Она очень сокрушалась, говорила, что «железный занавес слишком поздно убрали»...

По ее рассказам я знаю, что после ареста ее первого мужа С.Саламзаде в 1937 году тень угрозы репрессий пала и на нее. Но ее поддержал Рухулла Ахундов.

Однако после ареста Р.Ахундова ей пришлось нелегко. В тот период она с матерью и сестрами уехала на отдых на Северный Кавказ, чтобы все утряслось, затихло. И тут вышел сталинский Указ о том, чтобы женщин не трогать.

Во второй раз она вышла замуж за вдовца Бахрама Гусейн-заде, инженера-энергетика, получившего образование в Германии. Была очень довольна этим браком.

Сара ханум была исключительно скромным человеком и не просила для себя никаких льгот, привилегий, но другим помогала. В то же время она была очень общительным, гостеприимным, внимательным человеком. В ней удивительным образом сохранились детская наивность и чистота.

Я навестила Сару ханум за два-три месяца до ее смерти и поразилась, что она сумела сохранить и ясный ум, и отличную память.

Мы все помним, что 27 января у Сары ханум день рождения, а в этом году у нее, к тому же, и юбилей — 100-летие, который наш институт готовится отметить в ближайшее время.

О себе Сара ханум оставила светлую память и как прекрасный человек, и как великий ученый.